Соколики? Нет, сокольники!

Наша встреча с сокольниками — людьми, увлеченными соколиной охотой, любителями ловчих птиц — произошла в подмосковной Балашихе в ветеринарной клинике «Зеленый попугай». Это единственная в России клиника, где лечат птиц.
Она напоминает скорее маленький зоопарк: в красиво оформленных вольерах вдоль стен живут птицы, черепахи и даже крокодил.

    Сегодня погода нелетная: дождь почти стеной, так что увидеть птиц в полете не получится. Что ж, отправимся на небольшую экскурсию по клинике вместе с директором Сергеем Гладышевым.

На пороге появляется Сергей Рыжов, профессиональный орнитолог. Вот уже восемнадцать лет основное поле его деятельности — предотвращение столкновений птиц с воздушными судами. А еще раньше Сергей в течение четырех лет работал в Московском зоопарке, занимался разведением редких хищных птиц в неволе. На его левой руке, защищенной кожаной перчаткой, сидит крупный сокол балобан. Голова его скрыта под кожаной шапочкой со смешным хохолком — султаном из тонких ремешков на макушке. Мы рассматриваем затейливую амуницию ловчей птицы, а Сергей рассказывает обо всем с большим энтузиазмом:

 — Это вот клобучек — кожаная шапочка, надевающаяся на голову птице и полностью закрывающая ей глаза. Много веков назад люди подметили такую особенность в поведении птиц: если пойманную птицу поместить в темноту, то она успокаивается, перестает метаться. Так родилась идея сделать шапочку, чтобы закрывать птице глаза. Клобучек изготавливается строго по размерам для конкретной птицы. Подгонка его — это очень тонкая работа. С одной стороны, он не должен давить, натирать, словом, мешать птице, а с другой — не должен быть слишком свободным и пропускать свет через щели. Шов, который соединяет лоскутки, так называемый скрытый шов, очень древний. На нем нет ниточек, которые птица неизбежно порвала бы. Узел, которым завязываются опутенки — ремешки, одевающиеся на лапы птицы, тоже особенный: птица сама не может развязать его клювом. Взявшись за опутенки, можно удерживать птицу на руке. Узкий кожаный ремешок, который крепится к опутенкам и с помощью которого птица фиксируется на присаде или к перчатке, называется должником.

Вот подошел Михаил Бурсеев со своим питомцем — ястребом-тетеревятником. Михаил — профессиональный сокольник, уже двадцать пять лет работает с хищными птицами. С помощью своих пернатых хищников он занимается тем, что отгоняет голубей, ворон и других нежелательных видов птиц с хозяйственных и стратегических объектов.

— Михаил, расскажите, что отличает этот вид охоты от всех прочих, какова история соколиной охоты?
 — Это очень зрелищное, яркое, эмоционально насыщенное занятие. Недаром все русские цари и князья были и поклонниками и знатоками этого вида охоты. Скорее всего, она появилась в Древнем Китае три, а может, и четыре тысячи лет назад, во всяком случае, так говорится в некоторых исторических источниках. В России соколиная охота существует не менее тысячи лет — первый русский свод законов уже в то время содержал нормы, регулирующие охоту с ловчими птицами. Надо сказать, что соколиная охота была распространена не только в среде княжеской, но и среди крестьян. Своего расцвета соколиная охота достигла в царствование Алексея Михайловича Романова. Царь сам был соколятником: он не только охотился, но и занимался обучением птиц. Он же первый написал книгу о соколиной охоте, которая до сих пор остается учебником по содержанию, лечению, обучению ловчих хищных птиц в неволе.

В разговор вступает Сергей:

— В царской охоте больше всего ценились три наших самых больших сокола: сапсан, балобан и кречет. А вот маленький сокол пустельга оттого так и называется, что основная его добыча — мышевидные грызуны. Пустой сокол, пернатой дичи не приносит.

  

— А трудно обучить и содержать ловчую хищную птицу?
— Возраст соколиной охоты внушительный, но домашними этих птиц назвать нельзя, — отвечает Сергей. — Процесс обучения — это балансировка на грани: с одной стороны, нужно сохранить природные охотничьи, то есть дикие, качества, а с другой — сделать птицу управляемой, чтобы она спокойно контактировала с лошадью, с охотничьей собакой, с человеком. Ловчая птица должна быть в состоянии сопровождать своего хозяева в любой ситуации: в электричке, в метро. Главная сложность обучения ловчих птиц состоит в том, что птица не станет подстраиваться под желания человека, как собака или лошадь, так что шаг навстречу приходится делать самому. Когда приучаешь птицу, ее нельзя наказывать: она будет помнить о наказании до конца своих дней! Даже если когти вонзились в руку, нужно терпеть.

— Сергей, что Вас привлекает в соколиной охоте?
— Я не считаю себя сокольником, то есть охотником. Главное для меня — это положительные эмоции от общения с птицами, от наблюдения за их свободным полетом. Обычному человеку редко удается увидеть хищных птиц в природе и еще реже наблюдать за их охотой во всех деталях и подробностях. А мы этот уникальный и интересный процесс можем воспроизвести где угодно и когда угодно.

— Откуда берутся ловчие птицы?
 — Первая категория — это гнездари, их возраст две-три недели. Они уже достаточно оперились, могут сами глотать пищу, но еще не охотятся. Гнездари быстрее привыкают к человеку, однако период их доращивания и обучения может растянуться на два месяца.
Вторая категория — это те птицы, которые попадают к человеку, уже имея свой индивидуальный охотничий опыт. Отлавливают их традиционно во время осеннего пролета. Хороший мастер может обучить такую птицу за две-три недели. Старые птицы (к примеру, продолжительность жизни перепелятника в природе 7 лет) иногда отказываются от корма, не идут на контакт с человеком. Тогда их выпускают.

— Сергей, где Вы держите птиц?
— Наши сокольники — чаще всего городские жители, как ни странно, живут в обычных городских квартирах. У меня на балконе большой деревянный ящик объемом в один кубический метр. В нем проделано небольшое окошечко с решеткой для вентиляции, там царит полусумрак. Птица проводит в этом «доме» большую часть времени — сидит на перекладине или пенечке.

— Сижу за решеткой в темнице сырой?..
— Когда надо заниматься с птицей, я выхожу с ней в поле, лес, парк. Конечно, лучше всего уделять птице как можно больше времени. А когда много работы, то надо успеть и корм приготовить, и погулять минимум час.

— А птица, значит, не сама себе корм добывает? Воробьев не ловит?
— Охота с ловчими птицами сейчас малодобычлива: в Подмосковье уже не осталось коренных угодий, всюду следы вторжения человека. И дичи осталось очень мало. Это в XIX веке можно было с ястребом добыть больше пятидесяти перепелок за одну охоту.

— Современная соколиная охота — это экзамен на мастерство, — добавляет Михаил. — Объект добычи не так важен.

— Во время охоты птица на свободе. Почему же она все-таки не улетает?
— Она прошла особый курс обучения, — объясняет Михаил. — Но это не значит, что обучили ее раз и навсегда. Навыки нужно постоянно поддерживать, каждый день заниматься, охотиться. Ястреб и сокол, куда бы ни улетели, держат сокольника в поле зрения.

 — Подсчитано, что на воле только один-два из десяти атак хищной птицы заканчиваются успешно. В природе до годовалого возраста доживает только 25-30 процентов хищных птиц, остальные гибнут, не сумев в совершенстве освоить достаточно сложное искусство охоты. Охота — это тяжелый труд. И поэтому хищник всегда будет использовать малейшую возможность, чтобы свой труд облегчить. Ястребы и сокола находят в стае голубей самую ослабленную птицу и нападают на нее. Человек выступает как помощник, ставит птицу в более выгодные условия. Хищной птице с человеком охотиться проще: человек скорее вспугнет птицу, которая может стать добычей. И еще очень важно: в неволе птица всегда получает корм независимо от результатов охоты. Замечено, что продолжительность жизни хищников в неволе дольше, чем в природе, где любая травма, как правило, равносильна гибели. Человек и прокормить, и вылечить может.

— Как ваши жены относятся к тому, что птица живет дома, требует внимания, заботы?
— Вот были жены декабристов, — рассуждает Сергей. — А есть такая определенная категория — жены сокольников. Когда требуется
помощь, жена всегда поможет.

— Это должен быть человек невероятно терпеливый, терпимый до крайности, — говорит Михаил. — Мне жена во всем помогает. Сейчас ждем, когда подрастет дочка, чтобы всем вместе на охоту ездить.

— В прошлом году проводился первый в России фестиваль ловчих хищных птиц. Что это за фестиваль?
 — Это встреча любителей соколиной охоты, — рассказывает Михаил. — Это даже не соревнования, а просто отдых на природе, возможность познакомиться сокольникам из разных городов, обменяться опытом. В ближайшие выходные ноября будет проведена вторая такая же встреча в Подмосковье под Рузой. В первые два дня будет охота, в качестве дичи решили выпустить фазанов. И попутно ловить все, что поднимается в воздух. В последний день обычно проходят показательные выступления — напуск на подсадных голубей. Подобные мероприятия за рубежом уже давно проводятся.

— А в России показательные шоу где можно увидеть?
— В Питере есть группа молодых ребят — сокольников, которые устраивают костюмированные шоу, переодеваются в костюмы викингов. И птицы их демонстрируют настоящие цирковые номера, пролетают, к примеру, в кольцо, поднимают вымпелы в небо. Все очень зрелищно, но это не соколиная охота. Мы с Михаилом на базе Музея старинной русской охоты в Лосином Острове проводим лекции, устраиваем демонстрационные полеты своих ловчих птиц. Еще у нас есть мечта организовать показательные полеты хищных птиц на Кавказе, в Красной Поляне, на склоне горы Аибга, куда подведен подъемник. Это будет незабываемое зрелище: гордо парящая птица на высоте 2 тысячи метров на фоне вершин Главного Кавказского хребта…

— Хищных птиц сейчас становится все меньше, многие занесены в Красную книгу. Как мы можем им помочь?
— Не беспокоить, не подходить к гнезду ближе 70 метров, — объясняет Сергей. — К сожалению, до сих пор многие охотники хищных птиц убивают, в некоторых охотничьих хозяйствах даже есть планы отстрела ястребов. Люди склонны обвинять хищную птицу в сокращении количества пернатой дичи в угодьях, хотя давно установлено, что хищники нападают на ослабленных, больных особей. Жизнь хищной птицы — это жизнь экстремала. Она все время должна быть в хорошей форме, все время оттачивать свое мастерство. Ловчая птица заслуживает уважения хотя бы потому, что ведет такой образ жизни.

Марина Галкина
Журнал «Экспедиция»

Rambler's Top100